Blue Flower

листовка о помощиХрамы Божии всегда строились всем миром, и эта старинная добрая богоугодная традиция сохраняется и возобновляется, в том числе и в Никольском храме поселка Исток. Как и во многих храмах, здесь практикуются пожертвования на так называемый «именной кирпич».  Каждый по своим средствам может приобрести и вложить свой собственный кирпич (или даже целый «поддон», «машину» кирпичей) в строительство будущей церкви.

Многие спрашивают: как помолиться за умершего близкого человека? Обычно заказывают сорокоусты, панихиды, молебны, заказные, проскомидии и т.д. Дело это, безусловно, нужное и полезное, но поминовение усопшего может быть не только чисто духовным, но в том числе и более материальным, человечным  -  каковым был и Сам Христос – одновременно и Богом и человеком. Например, подаянием милостыни малоимущему или пожертвованием на тот же  «именной кирпич».

«Как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне», сказал Христос  (Мф.25,40) и что сделано для человека - то сделано для Бога. После события Боговоплощения Бог и человек стали понятиями во многом неразделимыми. По слову святителя Афанасия Великого «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом» и согласно халкидонского догмата это выражение означат не просто гуманизм, что было бы принижением Богочеловечности Христа, а понятие более глубоким, многогранным и прикровенно-таинственным. Это стало не просто теоретическим философским построением, а было выстрадано человечеством в течение многих веков и в ходе многих Вселенских Соборов.   

Поэтому сделать что-то хорошее для человека молящегося, разумно-религиозного, разумно-верующего (homoreligiosus) – дело, безусловно, благородное и Богоугодное. Там где «двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18,20) – и там всегда есть возможность  сделать для Бога и для человека что-то доброе и хорошее.

Это актуально, в том числе и для церкви поселка Исток, где и потолки низкие, и духота бывает (особенно летом) и теснота – особенно в выходные и праздничные дни. Семнадцать лет назад под церковь временно было приспособлено здание  бывшей швейной мастерской и в перспективе это помещение больше пригодилось бы для воскресной школы или трапезной, небольшого духовно-культурного центра или дома для священника, но никак не для церкви.

Тем более что перспектива у поселка немалая. Все больше примет и  фактов, свидетельствующих о том,  что в ближайшем будущем здесь будет построен целый микрорайон на 70-80 тыс. человек  - один из «спальных районов» Екатеринбурга («здесь будет город-сад»).  Это, по меньшей мере, в 10 раз больше, чем сейчас. И без церкви никак не обойтись: не в лесу же людям молиться и не «молебные дома» устраивать - как это было в давние тяжелые годы. Теперь подобные церкви имеются и строятся практически во всех микрорайонах города типа Исток или Компрессорный.

Когда церковь большая и красивая, она и внешним видом как бы «притягивает» человека. В нее хочется войти. Это уже не просто «молитвенный дом», а действительно Храм Божий как место высочайшей  духовно-религиозной культуры и глубокой проникновенной молитвы. Многим, особенно молодым, всегда хочется обвенчаться именно в Храме Христа Спасителя или Храме на Крови (хотя известно, что сила благодати Божией не зависит от времени и места - лишь бы все было согласно чину и канону). 

И когда церковь будет окончательно достроена, за нынешнего жертвователя  будут молиться, по меньшей мере, в десять больше людей, чем теперь. На каждом Богослужении  возносится молитва за «строителей и благоукрасителей     Храма сего». И если далеко не каждый при этом поминается поименно, то это даже лучше: меньше гордости и искушений. Бог сам ведает, кто был реальным «благоукрасителем храма сего». «Бог все видит» и принцип мздовоздаяния – один из основных принципов всякой религии.   

Настоятель храма отец Кирилл как то в разговоре с прихожанами  выразил мысль, что если церковь строится не сразу и не сходу, то это может быть даже и лучше. Может быть, теоретически и можно было бы найти «крутого спонсора», который  все построил бы в один год. Но «нет худа без добра» и пока возводится здание - постепенно формируется и приход. Община буквально  «взращивается» словно хрупкий прихотливый цветок, подверженный самым малейшим легким дуновениям и сквознякам. Ведь изначально поселок церкви  не имел и особых традиций пока еще не сформировано.

«Церковь не в бревнах, а в ребрах» - то есть, прежде всего, в самих людях - в их доверии и взаимопонимании, человеколюбии и открытости друг другу. – Каковым был и Сам Христос. – И «на сем камне Я создам Церковь Мою» (Мф.16,18).

И таким образом Церковь призвана явить окружающим пример благочестия и открытости, человеколюбия и взаимопонимания. В этом один из основных принципов православия и является это далеко не сразу. Поэтому «пока суть да дело», пока изыскиваются средства на строительство и завозится кирпич - формируется приход и все чаще заходят в храм Божий интересующиеся и взыскующие духовных истин.

Символы и традиции

«Именной кирпич» – это символ. И все в Храме Божием глубоко образно и символично. Духовно-сакральное и материально-земное в церковной сфере теснейшим образом переплетено. И сама церковь, и иконы и облачения и утварь – все это символы и образы Горнего Мира и все имеет свою определенную символику. - Чтобы путем восприятия мира видимого молящийся мог соединиться с миром невидимым. По древней универсальной формуле восходил бы «от образа к Первообразу».

Сама вера и религия (religare) – это «связь», «связка» с миром невидимым. «Вера» согласно одному из толкований, связанному с индо–европейским происхождением языков, созвучна слову «вервие», «веревка», с помощью которой достигается реальная связь и соединение  с Богом.  И одновременно это слово созвучно со словом «вар», то есть жар - жар сердца.

Символика в церкви присутствует во всем. Даже в написании слов и понятий присутствуют две символические «половинки» - Божественного и человеческого, стремящиеся к воссоединению. Когда мы имеем в виду церковь земную (церковь как организацию) или просто церковное здание - пишем с маленькой буквы. А когда подразумеваем нечто несравнимо более высокое и святое, сакральное и неизъяснимо-таинственное; когда  имеем в виду Церковь Небесную, Храм Божий, Небесную Скинию - тогда пишем с большой буквы.

Даже в титулах представителей Церкви окружающие стремятся возвысить и уважить представителей иерархии как людей от Бога (всякий священнослужитель в чем-то образ Спасителя). И письменные обращения тоже начинаются с заглавных букв. Самим носителям титулов этого вовсе не нужно – чаще всего это тяжкий Крест – но нужно людям, и опять же ради их более реального соединения с Богом.  

Какими же еще путями легче всего соединиться с миром невидимым? – Люди издревле подметили, что среди земных видимых субстанций удобнее всего  воссоединяются с Небом огонь и дым. Огонь – это наиболее легкая и «эфирная» составляющая земного бытия, легче всего способная соединится с Небом. И вот с древности появляются жертвы всесожжения (плодов земных). И нынешняя церковная свеча – это тоже образ жертвы всесожжения, символического соединения с Богом.    

Чем сильнее и настойчивее человек стремится соединиться с Богом, тем более дорогое и существенное стремится «вручить», доверить и посвятить Богу. Лепта вдовицы была последней, и она стала символом наиболее ценой жертвы (Лк.21,2-4).

Пожертвование на «именной кирпич» может составлять 100,  200,  300 или 500 рублей. В церковном киоске имеются  «кирпичики» (свидетельства о пожертвовании)  и без обозначения стоимости, где каждый может вписать приемлемую для него сумму. Для кого-то, может быть и тысяча рублей не деньги, а для другого и сто рублей - немалая  жертва.

* * *

Нет ничего вечного под солнцем и все в этом мире «прах и пепел» и «суета сует», - написано в Библии (Быт.18,27; Иов.30,19; Еккл.1,9). Что не сгорит, то непременно сгниет и истлеет. Египтяне говорили: «Все боится времени, а время боится  пирамид». Со временем выяснилось, что и пирамиды тоже не вечны, а тоже постепенно выветриваются и разрушаются от кислотных дождей, песчаных бурь и т.д.

Любые «памятники архитектуры» неизбежно разрушаются, как бы их не  укрепляли. «Все созданное во времени, во времени и закончится». Любые самые величественные культовые здания рано или поздно сами по себе сравняются с землей, если не будут поддерживаемы людьми, побуждаемыми в свою очередь Духом Святым. Неразрушима только душа человека, как субстанция одноприродная  Богу и  даруемая каждому по Его образу и подобию (Быт.1,26).

«Святым Духом всяка душа живится» – с этой свято-отеческой цитатой, можно сказать, связан и третий закон термодинамики. -  Наука и религия единодушны в том, что без некоей внешней заботы и попечения все обречено только разлагаться, распадаться и разрушаться (хотя бы и с выделением тепла). Даже растения сами по себе не растут, и планктон в океане не множится без некоей внешней всеобъемлющей  Божественной заботы.  

И таким образом, вкладывая свой именной кирпич в стены церкви, мы путем благоустроения мира видимого как бы налаживаем связь с миром невидимым. Иконы, мощи, свечи… – все это тоже символы и своего рода «передаточные звенья» от земли к Небу. Любое культовое здание – это, прежде всего символ («Купола в России кроют чистым золотом, чтобы чаще Господь замечал»).

Не краске и не дереву поклоняются в церкви, прикладываясь к иконам,  а Первообразу, который изображен благодаря многочисленным средствам человеческого самовыражения. - Тому, что люди имеют в виду духовного, а не тому, что есть на самом деле материальное. Постепенно восходя, таким образом, «от образа к Первообразу». 

Машина именных кирпичей

Однажды один из предпринимателей предложил прихожанам немножко подзаработать на фасовке луковиц тюльпанов. Для молодого формирующегося прихода это пришлось как нельзя кстати. На фасовку приходили то один, то другой и, наверное, многие десятки человек поочередно «между дел» поучаствовали в этой легкой необременительной работе.

Где как не в церкви в неспешных задушевных беседах и разговорах на душеспасительные темы может происходить первичное знакомство и «притирка характеров»? Для детей же, увлеченно занимавшихся «настоящим делом» наравне со взрослыми и буквально впитывавших каждое их слово – это было и неплохим воспитательным мероприятием. Больше всего подобной работой заинтересовались женщины и дети и на фасовке трудились, как говорится и стар и млад. – Для многих бабушек это стало поводом для общения («не все же дома сидеть», а интересно все же немного вникнуть в церковную атмосферу); а для их внуков, как мы уже сказали, это явилось занятием одновременно и занимательным и поистине душеспасительным.

– Почти как в старые добрые  времена, когда  собирались «повечерять» в какой-нибудь просторной рубленой избе. – Обменяться последними новостями, повеселить наивных доверчивых ребят и девчат «страшными» или смешными историями, а иногда и затянуть хорошую совместную песню...  

И таким образом это занятие способствовало постепенному формированию прихода. Хотя вышеизложенной «идиллии» пока еще не было, но примерно за две недели нафасовали целую гору упаковок, и заработали на этом несколько десятков тысяч рублей. Как-то само собой сложилось, что деньги «по карманам» решили не разносить, а сделать реальное пожертвование Богу -  купить для строительства церкви машину кирпичей.

Суммы немного не хватило, и тогда несколько тысяч вложил сам предприниматель («имя же его да ведает Бог, дай ему Бог здоровья и процветания в его благом деле). Потом, ближе к осени он также наделил луковицами тюльпанов и самих участников фасовки. Они были высажены в осеннюю землю и следующей весной у многих в садах и огородах тоже зацветут эти удивительные божественные цветы.